Экспериментальная псевдосонатина в словах для одного голоса и аудитории

Indroduction

Grave accelerando

adagissimoМузыка.

Каждый думает, что понимает, что такое музыка. Никто не может этого объяснить. Мнимое понимание скрывает от стороннего наблюдателя подлинную природу музыкального, а для нестороннегоdissonanza закрывает всякую возможность приближения к ней. strettoРечь здесь заходит, безусловно, о том, о чем и всегда, когда приходится говорить о «понятных» вещах. В конечном счете, «музыкальный» дискурс в некоторой степени повторяет дискурс об искусстве начала XX века. Музыке нужен ноль, чтобы она умерла как классическая форма и возродилась в том виде, о кото- ром нечего говорить старым языком.

strettoЯзыкaccentato − это то, что определяет, как мы начинаем мыслить нечто, выбирает форму и отношения. Язык музыки умер вместе с ней и не возродился. Или, если быть менее пессимистичными, он возрождается, медленно и, как новорожденный детеныш оленя, спотыкается и падает, хотя уже пытается подняться на ноги. Главное теперь, чтобы его не пожрал лев обыденного здравого смысла furioso, а это вполне реальная угроза, как мы знаем.

strerttoТо, что называется музыкой сейчас, то, что позиционирует себя как всем понятная и доступная музыка, на самом деле живет по законам времени до обретения «нуля»accentato. Но в силу того, что теперь музыка стала достоянием настолько широких масс, насколько это в принципе возможно, в силу того, что эти классические формы упростились и растиражировались, создав новый канон, необходимо обратиться к волюнтаристской и спекулятивной систематике, которые, в принципе, помощи не гарантируют.

improvisandoМузыкальный объект может быть систематизирован по цели его создания: для материального обогащения, для эксперимента (искусства, принято считать, что его цель в новизне), как самоцель и, возможно, еще по каким-то причинам, мной немыслимым сейчас. Это условное систематизирование нужно для того, чтобы образно проиллюстрировать, как именно трансформируется музыкальное в музыкальном объекте.

iratoОбъект для денег не несет в себе ценности для изучения, поскольку в своей форме, приемах и прочих атрибутах эксплуатирует архаические приемы. Его создатель заимствует готовые части из предшествующего опыта и компилирует их в соответствии с представлением о потребностях, это не музыка, а маркетинг и психология, оперирующие звуком.

modestoОбъект для эксперимента сложнее и меньше всего есть музыкальное в обыденном понимании. Его создатель с необходимостью ищет то, чего еще нет, включает в музыкальное такие инструменты и решения, которые нельзя помыслить «напрямую». В конечном счете, задача здесь состоит в конструктивном разрушении представления о музыкальном, вскрытия его незаполненности.

misteriosoМузыка как самоцель − это проявление чистого, мистического и неартикулируемого содержания в творении музыкального объекта. В отличие от остальных форм по цели, музыкальный объект для себя есть единственная нерационализированная форма. Цель творца здесь − быть через бытие объекта, который сам по себе не может не стать. Но это не гарантирует объекту новизны или просто возможности − это стремление, но не результат. Кроме того, такой объект вообще может стать(ся) только в представлении творца, но не реализоваться для других. Для реализации ему необходимы атрибуты музыкального, которые сами по себе таинственны и туманны и требуют прояснения.

PART I. SONATA.

Allegro martellato

marcatoАтрибуты.

Атрибуты музыкального разнообразны, ибо связывают его со всем остальным многообразием мира через общность. Общность категориального плана, проистекающую из логико-языковой структуры мышления.

recitandoВремя.

Категория времени − базовая и основная, неотъемлемо связанная с музыкальным. Время здесь предполагает, что мы воспринимаем музыкальный объект не сразу, то есть континуально, протяженно, где каждый новый квант музыкального объекта встраивается в звуковую картину, создавая ощущения целостного (rapidoощущение целостного всегда будет присутствовать, и тяга к нему будет сохраняться, но тезис требует доказательств отдельно) постфактум.

rigorosoЭто значит, что время в музыкальном выражается в том, что музыкальное не может быть услышано все и сразу. Схлопываясь, звук не дает картины всего спектра, а взрывается диссонансом. Иными словами, совокупность всего звука произведения, собранная в один момент времени не может быть услышана. Постулируя это, открываем простор для экспериментальных музыкальных объектов…

repenteпоскольку возможно написание такого объекта, который может быть целостно и полностью воспринят одномоментно или из одного момента, содержащего его полностью, развернуться в длительном воспроизведении.

rigorosoНаслоение звука в воспроизведении происходит минимально воспринима-емыми человеком дискретными временными отрезками, такова природа человека, такова особенность восприятия им звука и любого разворачивающегося во времени процесса, в том числе, воспроизведения звука, музыки в частности. repenteЕсли возможно изменить длительность дискретного отрезка, скорость или способ их восприятия – возможно изменить музыкальное в его основании.

rigorosoМузыкальный объект, слышимый впервые, всегда не мыслим полностью, до того момента, пока не прослушан до конца. Только по завершении слушания появляется представление об этом объекте. Любое последующее его прослушивание, при условии запоминания, представляет собой предвкушение в линейном процессе дискретного восприятия псевдоцелостного объекта. repenteВозможность изменения направления потоков звука, скорости наслоения дискретных звуковых единиц, полиобъектной картины с разными свойствами без потери самоидентичности музыкального объекта дала бы возможность для переворота в понимании музыкального.

recitandoПространство.

Музыкальное связано через пространство в первую очередь с тем, что составляет материю музыкального, со звуком. Звук связывает музыкальное и пространство с тем, что звук воспроизводит − инструмент или динамик. Воспроизведение и природа звука всегда предполагает локализацию звука или его источника.

spianatoЗвук как материя всякого музыкального составляет ткань такого объекта. Звук сам по себе обладает огромным множеством атрибутов, вокруг которых порой возникают обсуждения и предположения.

sotto voceТак, например, можно услышать, что тембр − это сложноопределяемая характеристика звука, которая, по сути, не может применяться к современному звуку. Отчасти такое утверждение верно, а именно в той части, где говорится о современном как о синтезированном звуке. Поскольку тембр как понятие соотносится только со звуком, воспроизводимым естественными инструментами (в том числе и голосом), то определить тембр, несоответствующий реальному синтезированного инструмента, становится невозможно. Оттого тембр теряет свою применимость на практике. Но вопрос здесь нужно ставить не относительно справедливости применения тембра как понятия, а относительно того, что необходимо нечто новое способное восполнить ту часть спектра значений, по необходимости включенных в состав тембра, которые там быть не могут.

rigorosoИнструмент, совокупность инструментов или прибор (в широком смысле слова), воспроизводящие звук, составляющие ткань музыкального, концентрируют в себе представление о нити звука (для инструментов) или всего полотна для динамиков. Способность манипулировать звуковым потоком может разниться в классической и неклассической формах радикально, но сущностно не влияет на музыкальное, только открывает его привязанность к некоторому источнику, реальному или нетritenuto.

Part II. Varitaions.

Ossia misterioso lento.

Звучание

и

отсутствие

impreriosoБытийствование всякого звукового объекта, в том числе − музыкального, можно определить по двум его состояниям: звучанию и отсутствию. В то время, как звучание − это жизнь звукового-музыкального, отсутствие или тишина − это сон, либо смерть. Сном в музыкальном может быть отсутствие звука в целостном теле объекта, мнимо прерывающее его, выступающее контрастным фоном для его звучания. Примером такого может быть

пауза

В полотне музыкальной ткани такая пауза будет швом, но это применимо к ней, только если она всеобъемлюща, если же отсутствует часть или нить, то это − выразительное средство, символически подчеркивающее замысел.

bruscamenteСмерть − это конец.

Конец произведения. Его невозможность к возвращению в собственное начало, изъятие из реального мира вещей и переход в мир воспоминаний и субъективного опыта. Родится в исполнении или новом прослушивании новое произведение и умрет тогда, когда его перестанут слушать и начнут заново. Они часто умирают недослушанными и не добираются до мира воспоминаний, вернее, добираются в уникальной неполноценности и в забвении в форме антивоспоминаний.

Мнимое отсутствие или пауза должны переживаться глубже и ярче, чем плотнее ткань музыкального; оттого, что страшно представить в такой ткани разрыв или шов, тем страшнее − непоследовательность, которая карается каноном.

improvisandoБыло бы интересно инвертировать ритм и пустоту, чтобы послушать музыкальный негатив на предмет его музыкальности или потенциальной способности быть музыкальным.

Coda.

Animato espressivo crescendo.

В то время, как музыка обыденно понимается всеми, но сущностно не понимается никем, нам остается только указать на некоторые штрихи, по нашему скромному мнению присущие всему музыкальному. Связь со временем и пространством обусловлена языковыми и структурными особенностями мышления. Тем не менее, эта связь должна быть установлена с тем хотя бы, чтобы ее разрушить и на осколках прежнего благополучия построить новый концепт музыкального. Концепт, в котором музыкальное может бытийствовать не только в звуке или по правилам классического канона, но так, как невозможно представить, оставаясь при этом музыкальным. И, несмотря на то, что эксперименты с музыкальным происходят постоянно, они все еще концентрируют свое внимание на звуке, помещая его в центр. Это необходимо отринуть и обнаружить внезвуковую природу музыкального. Необходимо понять, каким образом отсутствие в музыке может быть, наконец, понято, как может быть воспринята смерть и рождение старой классической музыки, осознана необходимость новых теории и методологии музыки как внезвуковой практики соединения мышления-времени-пространства на полотне бытия.

Музыка должна перестать быть музыкой и лечь в основание нового синтетического искусства!

Стольный хирург