Летняя школа 2019

На протяжении нескольких лет люди, неровно дышащие к науке и исследованиям, собираются вместе для собственного развития, улучшения навыков и общения. В этом году «Летняя школа», традиционно расположившись на туристической базе «Волга», вела свою деятельность на протяжении месяца – с 6 июля по 5 августа – разбитого на четыре цикла. В этом году проект включал более тридцати различных мастерских, часть из которых принимала и школьников. «СТОЛ» захотел разобраться в особенностях «Летней школы», проанализировав ее снаружи и изнутри.

«Летняя школа» как образовательный проект имеет достаточно богатую историю. Еще в 80-х годах на базе биологического факультета МГУ сформировалась «Летняя экологическая школа», от которой и произошла современная «Летняя школа». Некоторое время она носила имя Летней школы «Русского репортёра», но уже последние несколько лет она носит нынешнее название и проводится при поддержке Объединённого института ядерных исследований в г. Дубна. С 2013 года, который выпал на десятую, юбилейную, школу, она проходит на туристической базе «Волга» в Тверской области.

Летом для обучения в лагерь приезжают более тысячи человек, один же образовательный цикл может включать более пятисот. Школа охватывает всю территорию базы, ведь один из принципов школы – жизнь в палатке, учеба в корпусах. И подобная обстановка классического полевого лагеря создает неповторимую атмосферу; многие участники приезжают не за участием в лекциях и семинарах, а за погружением в местную обстановку с ее дежурствами на кухне, общими мероприятиями, посиделками у костра на берегу.

Влада Асадулаева, Мастерская философии: Я здесь на Мастерской философии, хотя и учусь в Университете Британской Колумбии в Ванкувере на факультете философии. Формат “Летней школы” для меня довольно неожиданный и сильно отличающийся от того, что я вижу в университете. Во-первых, потому что акцент делался на историю философии и на континентальную философию, которые в моём ВУЗе практически не представлены. И меня очень радовало, что преподавались именно эти аспекты философии, потому что Летняя школа как бы расширяет мой горизонт того, чего я не знаю, – я вижу, что конкретно мне неизвестно. Во-вторых, меня очень радовали знакомства с людьми из российских университетов, потому что они тоже представляют для меня нечто неизведанное.

Первый и второй циклы очень различались. Оба цикла были достаточно свободного формата, но поскольку в первом цикле мы занимались с 10 утра до 10 вечера, свобода эта была не столько в плане того, что мы можем ходить на какие-то другие лекции (мы в принципе все сидели на нашей Мастерской философии), свобода была скорее в том, что мы сами выбирали наш вектор развития. Мы сами выбирали, остановиться ли на Канте в течение 2 дней или пойти куда-то дальше. Второй цикл в этом плане очень сильно отличался и был намного, так сказать, лайтовей, и в этом плане он тоже олицетворял собой свободу, поскольку сочетал элементы общения и обучение. К сожалению, я не посетила ни одной Золотой лекции [вечерние лекции, ориентированные на всех учеников «Летней школы»], о чем жалею. Но что мне больше всего понравилось и что удивило – ранее у меня было достаточно негативное впечатление о российских студентах, но здесь меня поразил их уровень знаний. У нас на первом цикле были абсолютно невероятные филолог и математик, они постоянно дискутировали, и их было невероятно интересно слушать. Меня удивила не только широта знаний, но открытость к знаниям и умение схватывать информацию. На самом деле, даже у меня в вузе, как бы его не нахваливали, очень мало таких студентов.

Но при этом наиболее важной все равно остается образовательная составляющая. Многие мастерские проводят экзамены, студенты выполняют итоговые проекты и многое другое. Кроме того, желание учиться подпитывается высоким уровнем преподавательского состава школы, который включает многих именитых профессионалов своего дела. Как указано на сайте проекта, академизм является одной из его особенностей. И каждый волен выбрать мастерскую и программу себе по душе. Наличие профильного образования не является обязательным условием выбора, ведь любой может сдать относительно не сложные вступительные задания и пройти в интересующую мастерскую, где тебя всему научат. Но междисциплинарный характер образования играет очень важную роль: на «Летней школе» ты можешь посещать любые занятия любой мастерской, а также Золотые лекции, которые проводятся в вечернее время и с ориентацией на всех участников.

Миша, Мастерская GameDev: Я участник, летнешкольник, так скажем, учусь в Мастерской GameDev. Вообще эта Мастерская достаточно молодая, но пользуется спросом. У нас есть три направления – это разработка, геймдизайн, дизайн, и у каждого направления есть две ветки. Есть beginner-ы, совсем начинающие и без опыта, и junior-ы, кто, допустим, уже имеет опыт или кто уже был в прошлом году. При этом все в равных условиях, занимаются вместе. Если разделение по лекциям и было, то присутствовать можно было где угодно – если время позволяло. Вообще график очень загруженный был: у нас было два цикла, первые полнедели мы занимались в основном теорией, где-то после четырех дней мы генерировали идеи для проектов, разделились на команды, а потом, соответственно, полторы недели, может чуть меньше, мы занимались проектами. Нужно было сделать максимально качественный продукт, играбельный – выпустить игру на мобильные телефоны, чтобы представить, так скажем, релиз ребятам из “Летней школы”, чтоб они могли поиграть. У каждой команды в планах доработать игру и выпустить её на маркеты, на большой рынок.

Формат мне очень понравился. Самое главное, я считаю, здесь то, что ты полностью погружен в атмосферу своей деятельности, ты живешь с такими же ребятами, кто интересуется этой темой. У нас, например, каждый день в любое время только разговоры об играх: мы разговариваем об играх, мы играем в игры – причём это игры разные: спортивные, настольные, мобильные игры, даже ролевые, комнатные. Хоть я пришёл на разработку, я и повысил свой скилл разработки, но и узнал очень много игр разных форматов – можно сказать, что, в общем, повысил скилл в играх.

У нас были преподаватели из профессиональной студии, давали лекции. Кто просто любит [игровую индустрию], не так сильно интересуется, может быть, и не знают их. Но на самом деле это ребята с большим опытом, работающие в индустрии над большими проектами. Со многими можно познакомиться, пообщаться.

Среди учеников можно встретить и профессионалов своего дела, приехавших ради атмосферы «Летней школы», и школьников, воспринимающих проект как профориентационный. Среди лекторов встречаются и профессора, приглашенные специально, и люди просто интересующиеся, попавшие возможно даже случайно. Можно сказать, что у «Летней школы» нет возраста, класса или уровня достатка.

Ольга Артёмова, Медицинское отделение: О проекте «Летняя школа» я узнала совсем случайно от родителей. На моей Мастерской изучают медицинское дело: очень много интересных курсов как для изучения теории, так и для практики. Для этого предполагается очень много разных форм деятельности, что раскрывает разные сферы медицины. Я учусь в школе и думаю поступать на что-то, связанное с медициной. На летней школе можно развить или хотя бы узнать свои силы в какой-либо отрасли, потому что мастерские очень разнообразные и помогают найти специализацию в жизни. Мне кажется хорошим то, что в этом проекте задействовано множество представителей из разных сфер, приезжают знаменитые люди, у которых есть свои проекты, и они готовы поделиться этим со всеми остальными доступным языком для всех мастерских вне зависимости. Ещё я заметила, что здесь люди особенные. У каждого есть своё мнение, свои представления, и они с радостью делятся любой информацией и своим жизненным опытом. Это тоже помогает сориентироваться в жизни и узнать различные вещи глазами других людей из той же, допустим, медицины. У многих кураторов есть своя практика, и даже на практические занятия приглашают врачей, которые знакомят всех со своей профессией. У меня ощущение, что МедО – такая осевшая мастерская. Всегда очень много людей на нее приезжают, потому что старые участники распространяют информацию. Сейчас известно, что люди приехали именно по советам других с прошлых лет.

Свобода и горизонтальный характер системы формируют поразительно слаженную схему функционирования лагеря. Иногда кажется, что все может превратиться в хаос, ведь нет никакого контроля за выполнением условных и чисто конвенциональных правил, но осознанность каждого участника работает на прекрасный уровень самоорганизации.

Полина Ханова, Мастерская философии: Я ассистент кафедры онтологии и теории познания философского факультета МГУ, и меня на «Летнюю школу» пригласил конкретно Даниил Аронсон. Мы с ним оба очень интересуемся тёмной экологией и философским осмыслением концепта природы и давно дискутировали на эту тему. После последней дискуссии в библиотеке Достоевского он меня позвал на это мероприятие прочитать пару лекций о тёмной экологии. Мне вообще всегда очень нравился какой-то выездной формат интеллектуальных мероприятий, потому что он позволяет полностью погрузиться в некоторую тему, сидеть до ночи, если нужно, и что-то обсуждать, генерить арт-проекты и заниматься всем этим безотрывно! Это очень классно, этакое полное погружение. Хотя, конечно, то, что это происходит в таких спартанских условиях, – весьма забавно. Видимо, философов, чтобы заставить работать, нужно запихнуть в палатку в дождь, выдавать еду и интернет по карточкам, что-то такое. Видимо, как и художник, [философ] должен быть голодным.

Для нашей темы-то это вообще идеальное место, потому что мы всё время говорим о границах между природным и человеческим. И как раз этот лагерь как бы представляет собой такую выгороженную, очеловеченную территорию среди, предположительно, не-очеловеченной. Но как вот выяснили ребята в ходе исследования – и то, и другое, в общем, оказывается достаточно проблематичным.

По-моему, очень классный подход [образования], который собирает интересных, неожиданных людей с разной подготовкой, разными позициями, и вот такой плавильный котёл очень, по-моему, хороший способ образования. Не универсальный, конечно. Но всё-таки, по крайней мере, у университетской среды есть такая склонность к самозамыканию. В каждом университете есть своя внутренняя маленькая тусовочка, которая разговаривает немножко сама с собой, на своём языке, а когда вот так вот люди из разных мест вбрасываются в одно место, получаются гораздо более интересные и продуктивные вещи.

Влад Ардисламов, Мастерская прикладной рациональности: Я преподаю в ВУЗе критическое мышление, поэтому мне было интересно расширить горизонты: что есть в критическом мышлении, что и как можно рассказывать, как это всё преподавать. И я искал что-нибудь, что можно будет использовать со студентами, что-то для себя, еще хотелось познакомиться с людьми, которые погружены в тему, интересуются, преподают, учатся. Мне кажется, что формат очень крутой именно за счет того, что много времени проводишь с людьми вместе, включаешься в совместную деятельность, а также то, что есть достаточно свободы, чтобы пересекаться с участниками из других мастерских, общаться с людьми, которые приезжают на несколько дней, которые рассказывают интересные штуки. Формат летней школы крутой. Мне кажется, что очень эффективно получается переносить знание даже не только за счёт занятий, которые происходят, но и за счет взаимодействий, некоторого приобщения к культурной среде. Интересно было бы сравнить эффективность формата Летней школы с курсом, который я веду, например. В курсе я раз в неделю на полтора часа соприкасался со студентами, чтобы провести что-то по критическому мышлению. Мне кажется, что, если бы у них была возможность хотя бы несколько дней провести в формате летней школы по предмету, это дало бы такой некоторый резкий буст продуктивности. Поэтому мне кажется, что такой формат, особенно для тех, кто понимает, что они хотят изучать, очень хорош и позволяет высоко прыгнуть и многому обучиться, узнать, познакомиться с людьми, общаться в свое удовольствие с ними.

Подобная свобода достигается трудом каждого участника, ведь жить на летней школе значит быть частью квартирьерства, дежурить на территории лагеря, на КПП и на кухне, быть частью некоторого постоянного взаимообмена. Так, на «Летней школе» есть склад, на котором можно найти практически что угодно для комфортной жизни. Часть из добровольных благотворительных взносов участников («ЛШ» – некоммерческий проект, существующий за счет подобных взносов и спонсорских средств) ушла, например, на закупку одеял, другие же вещи – кем-то забытые или специально оставленные для нуждающихся. Также существует секонд-хенд «Второе дыхание», куда можно принести ненужное и взять необходимое: именно там можно искать спасение, если вы забыли привезти средство от насекомых. Здесь каждый становится волонтёром, ведь и преподаватели не получают гонораров.

Лёня Юлдашев, Отделение социальных наук: Мы [Лёня Юлдашев и Егор Ефремов] из клуба любителей интернета и общества – неформального объединения исследователей, чей интерес связан с интернетом. Интернет – это сложный объект, и разным исследователям интересно исследовать его с помощью тех способов, которые у них есть. В какой-то момент мы подумали, что должно быть место, где они смогут посмотреть друг на друга, вместе обсудить то, что они узнаю́т, способы и методы исследовательской работы, как они понимают интернет. И клуб – это такое место. Мы приехали сюда, чтоб провести курс об истории интернета в Отделении социальных наук. Это мастерская для школьников, поэтому, когда мы обсуждали программу курса, у нас не было идеи сделать его курсом времен модерна: есть теория, с которой мы начинаем, есть задачи, которые перед нами ставит наша теория, есть данные, которые нам нужно собрать, – щелчок хлыста, и все пошли в поле. Егор, когда мы стали обсуждать курс, сказал, что нет, давайте вслед за театром пойдем в наши дни и сделаем курс иммерсивным. И мы полностью перевернули курс – начали с данных. Мы рассматривали страницы из интернет-архива и разговаривали о том, какой опыт был у школьников, как они начали пользоваться интернетом, как их пользовательская траектория изменялась со временем. И дальше мы предложили им сформулировать исследовательский вопрос, точнее хотели предложить, но участники опередили нас, сказав, что хотят в поле.

Хочу рассказать вещь, которая меня заинтересовала в последнее время. К нам и на Мастерскую повседневности приезжал Виктор Вахштайн. Он говорил о социологической теории. И оказалось, что участников это не очень интересует – что мы начинаем наше рассуждение с теоретического основания, определяем объект через призму нашей теории – более хардкорно, как предлагает Вахштайн, или менее, как делаем мы в studies. Эта идея здесь находит мало поддержки. Оказывается, что участникам больше интересны данные. И это тот педагогический челлендж, который стоит перед руководителями и лекторами, по крайней мере, нашей мастерской. А может и других мастерских тоже. Как построить курс, чтобы, с одной стороны, ты не просто гнал свою лекционную программу, но и как-то соотносился с интересами и пожеланиями слушателей. А с другой стороны, как структурировать ее, чтобы это все-таки не превращалось в совсем популизм.

Егор Ефремов, Отделение социальных наук: Здесь есть своеобразный формат [образования], который диктует и характерные подходы. При этом очень приятно то, что это гибкая система, в которой можно очень быстро поменять какие-то организационные моменты, в том числе включить вообще всю школу, а не только нашу мастерскую, в исследовательскую задачу. В частности, это приводят к интересным междисциплинарным взаимодействиям. То есть, например, мы пообщались с Театром, пообщались с Мастерской геймдизайна – потому что это одна из наших целевых аудиторий, как мы выяснили в итоге того исследования, которые сформулировали вместе с участниками мастерской. И здесь в том числе стирается граница между участниками и преподавателями, потому что преподаватели могут сбегать в другие мастерские в свое свободное время – и это очень приятно. Но есть и свои нюансы, которые добавляют атмосферу. То есть климатические условия – это скорее весёлый экстрим, да и всё остальное – это весёлый экстрим. Например, мы, исследователи интернета, приехали, и интернет здесь сломался в результате грозы. С одной стороны, это затрудняет нашу работу, с другой стороны, это такой интересный в том числе теоретический челлендж, который позволяет нам обратить внимание на некоторые моменты – вот что пропадает, когда интернета нет. Интернета нет, все мокрое, половина людей в домиках, в которых возможно даже холоднее, чем в палатках, но при этом это весело. Здесь все достаточно мило, но при этом гибко. Это не хаос, что обычно в пионерлагерях происходит, это не жесткая структура, которая происходит в других пионерлагерях. Ну и это вообще не пионерлагерь, потому что бывают перемешаны ученики совершенно разных возрастов. И все это классно.

Кажется, что «Летняя школа» – показательный пример организации системы свободного образования, где ты можешь встретить совершенно различных людей, которые равно увлечены процессом. Проект можно воспринимать как источник знаний, а можно как коммуну близких по духу людей. Но все равно это некоторое цельное пространство, обеспечивающее практически все нужды человека, заинтересованного в науке или (само)образовании. При этом, как гласит манифест «Летней школы», «все самые лучшие вещи делаются совершенно бесплатно». Даже если вы не горите мыслями об учебе летом, «Летнюю школу» можно посетить и для того, чтоб понять, как сейчас работают актуальные и успешные образовательные проекты.


Многие проекты, выполненные на «Летней школе» размещены в свободном доступе. Так, вы можете посмотреть игры, созданные участниками Мастерской GameDev или материалы выставки от Мастерской философии

Куратор рубрики репортажей