Размышления «храброго антропоконсерватора»

Интервью с доктором философских наук, профессором ННГУ им. Н. И. Лобачевского В. А. Кутырёвым

«Храбрый антропоконсерватор» – именно так характеризуют коллеги по «цеху» нашего сегодняшнего гостя – советского и российского философа, специалиста по методологии социального познания, философским проблемам техники и экологии, доктора философских наук, профессора ННГУ им. Н.И. Лобачевского Владимира Александровича Кутырёва. Мы побеседовали с профессором, чтобы услышать ответы на волнующие нас вопросы.

Владимир Александрович, хотелось бы сразу задать вопрос о философии в России и о ее положении на сегодняшний день на мировой арене. Что вы думаете по этому поводу?

Боюсь, что о каких-то преимуществах нашей философии сказать не получится, хотя я патриот. Удручает отсутствие, даже на самом высоком академическом уровне, самости по отношению к Западу и прогрессу техники. Доминируют пересказы новейших публикаций, которые и определяют тематику интереса. Это не значит, что они «плохие», многим текстам не откажешь в изощренности, но они [больше предназначены] для внутреннего потребления, в лучшем случае для комментаторской популяризации чужих научных достижений. Однако суть философского отношения к миру [заключается] всё-таки в том, что это не какое-то дополнение науки, а осмысление всей жизни и культивируемая мудрость, ведь безжизненной, абстрактной, не экзистенциальной мудрости не бывает. Самим ученым философы с их претензией на роль методологических учителей или «дворников познания» («операторов по клинингу») особо тоже не интересны. Короче говоря, проблема современной мировой и российской философии в том, что она рефлекс, а не рефлексия; в омертвляющем живые проблемы герметизме и бездумном, (по)вторичном технологизме; в отрыве от реального бытия в целом; в ее [философии] превращении в служанку, только теперь не религии, а технонауки1.

Как понять, что ученый занимается наукой, а не симуляцией деятельности?

Вопрос не совсем корректен для философского разговора, надо долго и нудно обсуждать, что имеется в виду под учеными: кто [из них] «настоящие», кто, как вы пишите, «симулируют»; а если [говорить] буквально про число «научных работников», то это [больше подходит] для социологии или статистики.

Владимир Александрович, как вы думаете, зачем и почему преподают философию в ВУЗах в XXI веке?

В вузах философия сохраняется постольку, поскольку человек не до конца перестал быть личностью, особенно те люди, что «рулят» и не превратились в чистых технократов, «трансхьюманов», к которым ведет нерегулируемое развитие высоких технологий – может быть, в силу остатков советского воспитания. Когда к управлению придут [люди], «образованные на тестах» с их однозначным, машиноподобным сознанием, т.е. зомби, которые есть уже среди министров (пока в единичном экземпляре), философия в вузах будет отменена за ненадобностью: «не рассуждайте, а делайте». [Будет] уничтожена и забыта. На Западе, дальше продвинувшемся по пути ликвидации человека как личности, кроме термина «фобиософия» (неприязнь к гуманитарному мышлению), возникло связанное с ним понятие «undead» – «человек немертвый». Хотя и не живой. Это терминологическая фиксация стихийного движения человечества по пути в никуда. Естественно, без философии2.

Нужна ли обычному человеку философия? Стоит ли современному человеку учиться на философа или можно оставить это занятие на стадии «кухонного» философа?

В определенном смысле все люди философствуют, у всех, признают они это или нет, есть какой-то взгляд на жизнь или их действия обличают его, что в «кухонной» философии стихийно и проявляется. Для профессионально-философского взгляда на мир характерен интерес к «концам и началам», основаниям и перспективам того, что происходит. Философия – это мышление о «первой пуговице» костюма: если она застегнута неправильно, вся остальная деятельность по застегиванию идет наперекосяк, [она] бесполезна или даже вредна, хотя бы это было в науке. Такого рода примеры мы видим на каждом шагу: лечат болезни, не пытаясь понять их причины, а только переводя на более глубокий, «генный» уровень; бессмысленно борются с курением табака, чтобы освободить место для более сильных наркотиков; плачутся об истощении озонового слоя и о таянии льдов – и практикуют бесконтрольный, абсурдный по количеству запуск ракет (в небе сонмища летающих, проделывающих огромные колодцы загрязнения самолетов) и т.д.

Как вы считаете, действительно ли необходимо иметь определенный образ мышления, чтобы заниматься философией? Или философы просто набивают себе цену?

Все великие, «настоящие» ученые в той или иной мере были философами, и философия опирается на них в своём развитии (Эйнштейн, Де Бройль, Н.И. Вавилов, Н.Н. Моисеев).

Прошлым летом в Подмосковье состоялся Всероссийский молодежный образовательный форум «Территория смыслов». Один из высокопоставленных приглашенных гостей сказал, что «будущее за теологическими науками». Вы согласны с этим утверждением?

Говорить о «теологических науках» — это выпендреж и модничание, оскорбление как религии, так и науки. По своим корням и сути они все-таки противоположны и, если на то пошло, хотя и в противоречии, но дополняют друг друга. Дополняют, а не сливаются. Если же их слияние произойдет, то это произойдет на почве отрицания человека, его природы и жизни, в контексте господства технологий и Искусственного Интеллекта. Бог, по-технонаучному, – это Большой Компьютер, которому технократы склонны поклоняться, а крутящиеся вокруг них будто-бы-философы пересказывают эти идеи из вторых рук, как рефлекс, без рефлексии. Такой без(д)умный модник там и выступал.

Что посоветуете почитать, чтобы влюбиться в философию?

Читать лучше не литературу «о философии», а литературу «по философии». Какие-то тексты в журналах или классическую [философскую литературу], а первоначальный выбор [делать] «по чутью», [т.е. выбирать лучше то], что вас как-то «задевает», даже если не всё понятно или всё непонятно, а почему-то «нравится». Доверяйте интуиции, а внешние советы «что читать» [принимайте] постольку-поскольку.

Владимир Александрович, как вы склонны оценивать будущее философии как науки?

Я не считаю, что философия непременно должна быть наукой. Сейчас она служанка науки и техники, как в Средние века была служанкой религии. Но подлинное предназначение философии – рефлексия над всей (наука, религия, искусство, мораль) культурой, судьбой человека и его жизненным миром в целом. Это культивированная мудрость. Она должна быть навигатором в движении человечества; философ не гребец, который сидит задом к направлению движения, он – на кормовом весле, вернее, должен там сидеть, но поскольку он критичен в отношении направления движения, то его стараются не слушать. Возникла «потребность в непонимании», господствует техногенное слабоумие узких специалистов. Её общие перспективы зависят от перспектив человека, которые по многим признакам – печальны.

Аристотель считал, что «философия начинается с удивления». Вы согласны с этим высказыванием? С чего философия начинается для вас?

Мнение Аристотеля, что философия начинается с удивления, я оспариваю следующим образом: «Считается, что философия начинается с удивления. Есть причина в этом усомниться. Удивляется человек наивный, неискушенный, что свойственно мифическому переживанию мира. Первый толчок философствованию дает сомнение. Сомнение в том, что он воспринимает чувствами, во что верит, кого любит, чего боится. Сомнение в бытии. От удивления ахают и раскрывают рот, изумляются и восхищаются. Это сфера поэзиса, любви и веры, эстетического сознания. Мудрый мало чему удивляется, тем более философия как теоретическое знание – она то, что после удивления, следует за ним. Ее сомнительная честь, плотно сжав губы и недоверчиво качая головой – занести в мир сомнение. Которое, в конце концов, привело научно-теоретическую философию к утверждению, что мир и мы в нем вторичны, феномены, более того, иллюзия, а субстанциально подлинным бытием обладает Ничто. Оно и (не)существует. Из/после которого возникает Иное. Парадокс, но подобное философствование имеет глубокий (не)жизненный смысл, характерный для нашего времени. Эпохи Mortido и Постчеловека»3.

Беседа с доктором философских наук Кутыревым В. А. была проведена в дистанционном формате, некоторые ответы на вопросы были дополнены из научных статей профессора.

Автор иллюстраций: Дарья Трофимович

Примечания

  1. Кутырев В.А., Нилогов А.С. Технологии переступают через человека… Но люди боятся знать об этом // Философия хозяйства. 2018. No 5. С.237-249
  2. Кутырев В.А., Печальная судьба философии даже (особенно) в образовании // «Вестник Мининского университета» 2016 – № 3
  3. Кутырев В.А. — Бытие человека в постчеловеческом мире (пролегомены к философии феноменологического субстанциализма) // Философия и культура. – 2017. – № 4. – С. 104 – 122. DOI