110100001001001111010000101111011101000010111000110100001011101111010001100011001*

* Гниль

Конец света с точки зрения человека — процесс тотального слома существующего миропорядка с его дальнейшим уничтожением или перерождением (со знаком минус). Фантастические сюжеты из книг, фильмов и т.д. дали достаточно поводов к рассмотрению этого вопроса через все возможные рамки.

Нулевой пациент:

Некая разумная жизнь, однажды перемещаясь в пространстве и времени, обратила внимание на свою руку/лапу/клешню/щупальце. В этот момент в её разуме проскользнула мысль, согласно которой все её предыдущие представления об этом органе были недостаточно полны. Когда разумная жизнь осознала, что рассуждения об инструментальном характере её конечности можно продолжать до бесконечности, чашка Петри наполнилась необходимым раствором, чтобы первая колония бактерий начала размножаться.

И она начала. Материальный мир стал наполняться техническими объектами. Продолжали ли они функции конечностей или были отличными от, нам уже не важно. Важно то, что технико-органический вирус закрепил за собой статус новой инфекции, о которой ещё никто не знал. Это был своеобразный инкубационный период, когда некий носитель инфекции передавал её другому, делая последнего зависимым от технических объектов и заставляя его конструировать новые. Проникая всё глубже, обволакивая наши тела (в виде одежды) и удобно ложась в наши руки (в виде инструментов) технический вирус отслаивает жизнь. Вытесняет её за границы сконструированных жилищ и осмысленного обогащения (посредством инструментального воздействия) в сферу животного существования. В то же время внутри заражённых общин начинает вырабатываться необходимость размножать техническое. Инфекция распространяется далее, ломая иммунную систему разумной жизни, обучаясь и усваивая новые формы воздействия на незараженных.

Ближайшим союзником технико-органического вируса стали грибы. Они многое подчерпнули друг у друга. Рассматривая технические объекты в оптике слизи/грибов Вударта, мы можем заметить, как много общего у этих двух материй. Вот что Вударт пишет в «Динамике Слизи» о грибах: «Движение гриба представляет собой совокупность стратифицированных потоков, образующих а-центрированную структуру, сеть, накладывающуюся на Территорию и вытесняющую ее путем заполнения собой, заменяя Территорию на Территорию Слизи»1. Тем же самым, в общем, занимается и техника — она «размножается», образуя свою сеть и постепенно абсорбируя человека. Технико-органический вирус, в свою очередь, как Кордицепс однобокий, проникает в мозг человека, заставляя его производить всё более сложные технические объекты для воспроизводства других технических объектов и прививая отвращение к иной форме ползущей жизни.

Новый симптом — тревога:

Заводы шумят, шестерни крутятся, двигатели работают, станки мерзко звенькают. Весь мир охвачен пандемией, о которой он (почти) не догадывается. Лишь изредка внешние признаки проскальзывают наружу, как гнилостные нарывы, но люди, боясь операций, предпочитают о них умалчивать и списывать всё на насморк и опостылевшую чуму. Иногда проявляется первый важный симптом — необъяснимая тревожность. И тогда противодействие инфекции всё же обнаруживается. Луддиты начинают ломать ткацкие станки, стремясь вылечиться. Но вирус не сдает позиций, и вот уже зараженные тельца бегут разгонять взбунтовавшихся.

С нарастанием технической мощи иммунная система человека даёт всё больше сбоев. Технико-органический вирус всё более агрессивно подчиняет гниющие тела. Иногда последние лихорадит, и тогда они в агонии начинают создавать ужасающие картины. Например, как в манге «Blame!» с припиской «Maybe on Earth, maybe in the future». Там описывается Мегаструктура — огромная независимая искусственная конструкция размером около 400 685 километров (400,7 мегаметров) в виде обширного и хаотично построенного комплекса из металла, бетона и полимеров, который покрывает всю Землю и ассимилирует Луну. Это техногенный мир, созданный людьми. Бесконечно разрастающийся высокотехнологичный индустриальный лабиринт, который занимает огромное пространство, возможно, охватывая собой значительную часть Солнечной системы. Мегаструктура делит весь мир «базовой» реальности на уровни-горизонты, перекрытия между которыми практически неуничтожимы ничем, за исключением Гравитационно-лучевого излучателя. В некоторых местах толщина перекрытий достигает 27 км. Уровни, заключённые в ней, нескончаемо переплетаются, формируя Город. Постоянно и бесконтрольно строящаяся Мегаструктура разрослась настолько, что, как признают Управляющие2, они и сами не знают её истинных размеров. Единственный способ остановить этот неуправляемый рост — войти в Сетевую сферу.

Что именно преподносится в виде «Сетевой сферы», понять довольно трудно. Можно сказать, что это совокупность виртуальных миров, альтернатива «объективной» реальности, в которую нельзя попасть простым путём, а можно только «подключиться». Как поясняет представитель Управляющих во втором томе, всё физическое оборудование Сети находится внутри Мегаструктуры, а значит в полной безопасности. В третьем томе манги также становится известно, что группе учёных одного из поселений (Капитолия, города с высоким уровнем развития как науки, так и социальных отношений) удалось синтезировать копию сетевых генов искусственным путём, но попытка подключения закончилась для них плачевно, поскольку город был мгновенно атакован Хранителями — искусственной формой жизни, контролирующей легитимность подключений к Сети. Это базисная и доминирующая Кремниевая форма жизни, вершина эволюции. Они были, есть и будут всегда. Никто никогда не встаёт у них на пути, так как все понимают бессмысленность этих действий. Они присутствуют как в Базовом реальном мире, так и в Сетевой сфере в качестве защиты от вторжения.

Новый симптом – гангрена и технический лишай:

Земляная плоть гниет, тоннели и переходы, дороги и постройки растут на этой разлагаемой поверхности, как грибы. Здесь симптоматику вновь описывает Вудард: «Переплетение жизни и смерти давно является особенностью грибовидного существования: мертвенная тьма лесов заселена грибами, которые пышно произрастают на догнивающих участках более величественного растительного покрова. В таком смысле гриб — представитель смерти, а не какой-то из форм жизни»3. Мертвечина органики становится пищей для технической инфекции. Носитель инфекции сам перестает быть телом, поскольку само техническое, как и грибное, растаскивает границы собственного окончания. Этот процесс саморазрушения, когда под действием инфекции человеческие тела все больше и больше внедряют в себя материальные объекты, распространяется от тела к телу. Уже не существует такого органического скопления разумной жизни, которое бы обошлось без технического. Недостаточность органики начинает проявляться через старение, простейшие болезни, смерть. На нынешнем этапе развития технического вируса ему еще необходима подпитка от тела. Поэтому разрабатываются всевозможные системы искусственного поддержания или улучшения жизни: сконструированные сердца, желудки, руки, глаза и т.д. Всё это необходимо лишь для совершенствования технического мира.

Последняя стадия:

Мы всегда думали, что техника «для человека», что она всегда человеку подконтрольна. Воспринимать технику как нечто, что само использует человечество для своих нужд или вовсе независимо от него — такое кажется нашему антропоцентричному сознанию слишком дерзким. Далеко ли мы от границы «насыщения», когда техника перестанет в нас нуждаться и просто будет существовать самостоятельно? Когда техническое станет некой единой децентрированной массой, которую описывает Вударт. Техника превращается во что-то аморфное и расширяющееся. Она перестает быть контролируемой и действует по своим внутренним законам. Система продолжает свой безумный рост непрерывно, без смысла, без людей, вопреки человеческой воли. Технологии и производственные мощности всё в большей мере позволяют исключить человеческое из оборота.

Это не ода к страху. Нет нужды показывать людям, насколько окружающий их мир внечеловечен, поскольку в данной ситуации — это не пессимистичное описание крушения действительности. Технико-органический вирус — это форма особой жизни, которая существует наравне со всеми остальными. Это необъяснимая любовь и стремление отехноабсорбировать всё окружающее, чтобы оно слилось в новую форму материи. Мы не раз подчеркивали «органичность» в этом, казалось бы, полностью техническом заражении, поскольку в нашем понимании это необходимый цикл смены. Органика становится частью технической экспансии, она включается в это бесконечное расширение, вырабатывая особую форму пространственности.

Техническое (как и грибное) действует в противовес прочей органической и телесной жизни, поскольку может преодолевать сами границы сложившейся пространственности, расширяя её вглубь, вширь, вверх. По большому счёту, техно-органический вирус должен показать сам процесс поглощения, в котором происходит отказ от различия между телом и интенсивностью или, упрощая, материей и энергией.

Иллюстрации: Табуретка.

Примечания

  1. Вудард Б. Динамика слизи. Зарождение, мутация и ползучесть жизни. Гиле Пресс, 2016
  2. Раса в виртуальном мире Сетевой Сферы, существующая на грани жизни и программного обеспечения
  3. Вудард Б. Динамика слизи. Зарождение, мутация и ползучесть жизни. Гиле Пресс, 2016