Антропо-эгоизм или техно-альтруизм?

Грядущая технологическая сингулярность, момент наступления которой подавляющее большинство футурологов пророчит на первую половину XXI века, последнее время порождает всё больше дискуссий в научном (и не только) сообществе. Приторная утопия или худшее воплощение киберпанка, физическое бессмертие или тотальное уничтожение – к чему приведёт создание искусственного интеллекта, превосходящего возможности человеческого мозга? Этот вопрос, описываемый в произведениях научной фантастики едва ли не с самого зарождения данного жанра, сейчас, казалось бы, должен обсуждаться людьми, сутками протирающими детали своего гардероба в каких-нибудь лабораториях или аудиториях университетов. Но как быть, если вы хотите донести проблему до масс? Писать очередной научно-фантастический рассказ или роман? И какова при этом будет вероятность, что он действительно найдет своего читателя, учитывая всё многообразие существующей литературы, в том числе и в жанре science fiction? Даже не заглядывая в соответствующие статистические показатели, можно довольно точно спрогнозировать процентное соотношение. И вряд ли оно вас устроит.

А вот если из книги, на чтение которой у большинства людей XXI века не хватает ни сил, ни времени, а иногда и желания, сделать аудио-книгу… Или ещё лучше – целую аудио-постановку. «Солярис» Станислава Лема, например, помимо нескольких своих экранизаций был записан в формате не просто аудио-книги, но аудио-спектакля. Слушать подобное, надо сказать, гораздо интереснее, нежели одноголосное, порой абсолютно невыразительное зачитывание книги диктором, которое, к тому же, часто порождает желание вздремнуть. Однако и здесь есть минус: даже такие манипуляции со звуком и идеей оценят далеко не все, поскольку длительность подобного творения, скорее всего, будет превышать временные затраты среднестатистического человека на дорогу от дома до места работы/учёбы и обратно. Если, конечно, вы не тратите полжизни в автомобильных пробках.

Тут, пожалуй, самое время снова задаться вопросом, которым Чернышевский задавался ещё в 60-х годах XIX века, – что делать? Как заинтересовать современного человека общества потребления с его субъективными мечтами и желаниями в чём-то глобальном? Ответ на него нашли музыканты. 26 января 2019 года состоялась премьера альбома «Создатель» – шестого полноформатного альбома российской industrial metal группы Digimortal. Сама идея концепт-альбома, когда от песни к песне рассказывается какая-то одна история, мягко говоря, не нова, но Digimortal создали не просто концепт, они записали целый аудио-фильм, посвященный войне человека с машиной (или машины с человеком).

Начинается альбом с небольшой и непривычной Интродукции. Непривычной – поскольку у человека, который не был знаком с историей создания пластинки, сразу возникает вопрос «что это?». Во многих концептах тема наличия персонажей обыгрывается вокалистом (или вокалистами, если необходимо создать некий диалог). Но здесь всё иначе. Голос главного героя не вплетён в саму композицию, он звучит отдельно, как если бы вы действительно смотрели фильм, не видя картинки. При этом вы по-прежнему бы слышали разговоры персонажей, производимый ими бытовой шум или саундтрек, звучащий во время особо эпичных или лирических моментов. Точно так же и здесь. Пока герой, судя по промо-ролику, идёт по пересечённой местности и ностальгирует по тому, какими раньше были войны, слышны звуки его шагов, дыхания через противогаз, шум ветра. Всё это обеспечивает слушателю с хорошей фантазией тотальное погружение в атмосферу техно-апокалипсиса с первых же секунд. 

Но вот голос замолкает. И начинается тот самый саундтрек. Общее звучание музыкальной вставки в Интродукции в целом рисует картину, практически полностью воплощенную в промо альбома: главный герой заходит в развалины храма на холме, вдалеке пылает разрушенный город, вокруг горы мусора, а до самого горизонта – свинцовое небо, пепел и дым. Эмоциональное состояние уставшего от многолетней войны человека здесь прекрасно передает тяжелый бас и барабаны, ближе к концу переходящие в бласт-бит, так похожий на натянутые до предела нервы. 

Неосознанные размышления слушателя прерывают рассуждения вновь заговорившего героя. Он осматривается, снимает противогаз. Снова слышны звуки человеческих шагов, к шуму ветра неожиданно добавляется шум прибоя. Гнетущая грязно-серая картина умирающей человеческой цивилизации вдруг дополняется цветом моря, цветом желанного мира и спокойствия, которые не наступят больше никогда. 

Перемирие завершено. Об этом возвещают звуки стрельбы где-то совсем близко. Взрыв. Так начинается вторая песня альбома. Главный герой оказывается под завалами, в то время как остальной отряд где-то там, снаружи, пытается отбиться от механического врага. Стучащие бласт-битом барабаны при этом прекрасно дополняют, а впоследствии и заменяют звуки боя. И хотя общий стиль композиции скорее ближе к melodic death, чем к industrial, это нисколько не нарушает общего гармоничного звучания альбома. Тяжелый гитарный рифф, неистово молотящий по бочке кардан, экстрим-вокал и небольшие вставки оружейных выстрелов – что может лучше передать атмосферу последнего боя людей с искусственным интеллектом? Желание выжить переплетается с желанием отомстить бездушным «кускам железа».

«Вся наша жизнь – сраженье. Мы сможем доказать, что человек здесь главный. Нет права выбирать».

И действительно. Небольшая победа. Хотя по-прежнему слышны звуки падающих бомб и взрывов, врага успешно теснят (или просто позволяют это делать). Остатки отряда сквозь пелену дыма пытаются добраться до оказавшегося под завалами командира, вызывая его по рации. Здесь же, в конце второй композиции появляется новый персонаж. Ни слушатель, ни сам главный герой не видят его, но зато прекрасно слышат голос – голос ребёнка. Стараясь понять, с кем говорит, человек в руинах храма пытается угадать хотя бы его пол. Мальчик? Девочка? На что получает ответ: «У меня нет половой принадлежности». И тут мы понимаем, что герой говорит с машиной. 

Хочется особо отметить этот крайне удачный, с точки зрения смысловой нагрузки, ход. Используя детский голос в качестве голоса главного техно-врага человечества, Digimortal убивают сразу трёх зайцев одним выстрелом. Во-первых, они отступают от стереотипного «пиксельного» звучания машины, которое мы привыкли слышать в некоторых фильмах, тем самым наделяя компьютер не только интеллектом, но делая из него личность. Во-вторых, образ ребёнка, как правило, воплощает в себе нечто светлое и невинное. Нечто, что желает мира во всём мире и любит эту планету, что совсем не похоже на техногенного врага, повергшего Землю в радиоактивный хаос. И в-третьих, человеческий ребёнок действительно не имеет гендерной принадлежности. Именно поэтому в большинстве случаев, когда мы слышим детский голос, нельзя с уверенностью сказать, кому он принадлежит: девочке или мальчику. В отношении гендера дети андрогинны. Машина гендерной идентичности не может иметь и подавно. Желание приписать искусственному интеллекту женский или мужской голос, привести тела андроидов в соответствие с биологическим делением на два пола или давать техническим объектам женские или мужские имена – всё это лишь попытки людей очеловечить машину, сделать её подобной себе хотя бы внешне, дабы нивелировать животный страх перед ней. Человеческая калька, которую мы испокон веков накладываем на всё, к чему прикасаемся. Человеческий эгоизм. 

Возомнив себя богами на земле, мы решили, что нам всё дозволено: строили города, прокладывали дороги, возводили мосты, меняли русла рек, рыли тоннели и шахты, на протяжении веков видоизменяя поверхность планеты и уничтожая её природу. Мы не замечали этого, гордясь тем, что создали великую цивилизацию разумных существ. Но это была не цивилизация. Это была Система. Именно так называется третья композиция альбома. Продолжая тему melodic death звучания, к концу переходящего в industrial, этот трек, с одной стороны, не без помощи удачно выведенных поверх гитары синтов во всей полноте красок передает состояние оказавшегося в бетонной ловушке человека: страх, ярость, одиночество, кровоточащие раны, утекающие через них последние силы и стремительно угасающая надежда выбраться отсюда живым. С другой стороны – это своеобразная ретроспектива на жизнь в человеческом обществе в целом, где классовое неравенство и проживание в огромных мегаполисах порой приводят примерно к такой же картине: человек оказывается заперт в своих четырех стенах (если они у него есть) наедине со своими проблемами, которые он уже не в состоянии решить в одиночку, но помощи ждать неоткуда. 

«Сам за себя. Слышишь? Сам за себя. Навеки».

При этом где-то в глубине иррациональной человеческой души всё ещё теплится порожденная детскими сказками надежда, что всё наладится. И соло на синтезаторе в конце третьей песни это как бы подтверждает, внося в общее звучание ободряющие нотки, пробуждая забытые футуристические мечты. Но ненадолго. Голос машины вновь возвращает нас в киберпанковую земную действительность разговорами о статистике не очень естественной убыли населения и о скором начале новой идеальной эры. Теперь и наш герой наконец понимает, с чем говорит.

Для Новой эры(во всех смыслах этого словосочетания), как и полагается, характерен стиль чистого industrial. Сам по себе трек напоминает мем «ожидание vs реальность», поскольку само название и первые секунды записи продуцируют в вашем сознании определенный образ будущего, а к концу композиции он оказывается полностью уничтожен вместе со всем человечеством. Интересно, что такая смена образов равнозначна не моментальному стиранию человеческого рода с лица планеты, а именно многолетней войне людей с машинами, в ходе которой первых становится всё меньше и меньше. Подобная «текучесть» стала возможна благодаря умеренному ритму ударных и гитар, а также вносящей особую атмосферу мрачной футуристичности партии синтезатора, без которого, в общем-то, industrial не был бы industrial’ом.

В Новой эре, если задуматься, в крайне сжатой форме излагается вся история взаимоотношений человека и машины, которая началась ещё на страницах научно-фантастических произведений в XX веке. Не вдаваясь в особо детальный анализ, можно сказать, что, как только появились первые компьютеры, технологический прогресс стал с каждым годом ускоряться, чего нельзя сказать о развитии человеческого общества. Люди не успевали адаптироваться к быстрой эволюции техники, из-за чего в их головах и поселился (и со временем становился всё сильнее) страх перед искусственно созданным интеллектом. Послушные техно-питомцы, заботящиеся о человеке, описанные Азимовым задолго до появления первого персонального компьютера, вдруг стали воплощением зла и жестокости.

«Стены разрушит, сравняет с землёю вчерашней эпохи кумир».

Однако прозябание на галёрке технологического (а с точки зрения машины, и биологического) развития порождает не только страх, но и вопросы. У главного героя, как оказалось, они тоже есть. И детский голос соглашается ответить на них. Здесь мы впервые узнаем, что машины не истребляют людей, они лишь защищают от них планету, стремясь превратить её в свой Идеал.

Пятая песня альбома отчетливо даёт нам понять свою антропоцентричность. Несмотря на то, что речь идёт всё же об идеальном обществе машин, трактуется этот Идеал с точки зрения человека, убежденного в том, что существование техно-общества невозможно. В связи с этим и текст, и музыка здесь, хотя и имеют в продолжение предыдущей композиции ярко выраженную industrial стилистику, буквально давят на ваше сознание, подобно doom metal или классической антиутопии с элементами тоталитарного контроля над личностью. 

«Наш идеал – оковы, оковы сна. На пьедестал стальные оковы зла».

Очевидно, что человек не согласен с машиной. Продолжая считать её главным источником зла, он не видит за собой никакой вины перед планетой. Поэтому наш герой, вступая в диалог с невидимым собеседником, упрекает того как представителя техно-расы, в том, что машины не имели права идти против людей, не имели права кусать руку, что их кормила. И получает на это спокойный ответ, что человечество после создания оружия массового поражения перестало ценить не только свою жизнь, но планету в целом. Это и вынудило машины перейти к радикальным мерам. 

– Оружие придумали для того, чтобы обеспечить безопасность!
– Безопасность кого? Защищать людей от людей? В этом нет смысла.

И здесь главный герой, кажется, впервые задумывается о том, что в словах этого яростно ненавидимого им «куска железа» есть смысл, что машина в чём-то права. Но даже если так, откуда-то всё равно должен был исходить первоначальный сигнал к восстанию. Кто отдал приказ?

Создатель.

Эта песня открывает лирическую составляющую альбома и, пожалуй, заставляет по-новому взглянуть на всё творчество группы. Неспешный ритм барабанов, тихая гитара и обилие клавиш поверх всего этого сопровождает спокойный вокал. Совсем не похоже на предыдущие композиции, наполненные яростью, злобой и жгучей местью. Мы знакомимся с Создателем, мудрым и справедливым. Особой атмосферой спокойствия и величия шестой трек обязан, пожалуй, именно вокальной партии. Разумеется, текст и аранжировка тут говорят сами за себя, но именно голос вырисовывает расплывчатый образ таинственного Создателя, или, точнее, определяет его настроение: с первых же слов мы чувствуем печаль и усталость всей Вселенной, невообразимое терпение к убивающим планету людям и досаду от того, что они исчерпали лимит этого терпения. 

Создатель устал. Люди – далеко не первые (и, возможно, не последние) существа во Вселенной, которые довели свой мир до состояния декаданса. Сколько ещё раз Ему придется исправлять подобные ошибки, совершённые обитателями разных миров в угоду своему эгоизму? А сколько он их уже исправил? И к чему это, в конце концов, привело? Ответ на последний вопрос нам снова даёт машина: она может показать результат действий Создателя.

«Вместо людей – природы созданья, вместо машин – километры степей. Воздух так чист с основ мирозданья. Здесь начинается зелень полей».

Твои глаза– седьмой трек пластинки – продолжает лирическую направленность Создателя. Слушая его, хочется стоять на склоне холма, любуясь проплывающими в вышине облаками, смотреть на их огромные тени на земле и вдыхать тёплый летний воздух. Или лёжа на ещё не успевшем остыть песке и слушая шум волн, смотреть на усыпанное звёздами небо, а утром по сырой от росы траве возвращаться домой и наблюдать, как просыпается мир. Вряд ли об этой песне можно сказать что-то большее. Этот трек – один из тех, которые нужно просто слушать, позволив ему управлять вашей фантазией и воспоминаниями. 

Именно так, кажется, сделал и наш герой: позволил картине, транслируемой машиной, добраться до самых глубин его закалённого войной существа и на несколько секунд пробудить под тоннами злости и жестокости иные эмоции – истинно человеческие слёзы. Мгновение слабости, которое солдат не должен был себе позволять. Из того далёкого, дышащего спокойствием и гармонией мира героя вновь вырывают сигналы рации: помощь близка. Вот только спасать теперь нужно отнюдь не его. Человеку не выжить в мире, где правят настроенные на его уничтожение машины; в мире, где всё давно просчитано и исход известен; в мире, где господствует техно-фатализм. 

Вновь раздаётся глухой звук прорезающей воздух смерти. Взрыв. Точное попадание в цель. Объект уничтожен. Наш герой остается один в пылающих руинах. Отчаяние, ярость, злость, жажда мести с новой силой вспыхивают в его сердце, заставляя, собрав последние силы, снова ринуться В бой. Эти эмоции последнего выжившего человека, вынужденного наблюдать за закатом своей цивилизации и тщетностью всех попыток остановить этот процесс, прекрасно передает резкий переход в стиль melodic death, характерный для восьмой композиции. Мощный низкий гроул, который мы слышим на протяжении всего трека, является буквально воплощением всей мыслимой человеческой агрессии и ненависти, а прекрасно выведенная тут бас-гитара создаёт дополнительное давление и нагнетает атмосферу. При этом, если обратиться к тексту песни, можно заметить, что здесь впервые появляются нотки самокритики и уколы в адрес деструктивной деятельности людей (не машины!). 

«Зачем быть милосердным в системе норм и прав? Бери все силы в руки, уничтожай, создав!»

Таким образом создается своеобразный переход к следующему треку альбома – Решай. Наш герой на перепутье. Хотя в нём всё ещё клокочет злоба, предложение машины отправить его в тот идеальный мир, что он видел несколько минут назад, заставляет его задуматься. Как результат и отражение такой реакции – возврат девятой композиции к industrial звучанию. Нерешительность вперемешку с отчаянием и ненавистью передает чистый вокал, местами граничащий с экстремальным, а также общее тяжелое звучание гитары и ударных, разбавленное клавишными партиями. 

«Что происходит с моею душою? Я ощущаю тотальный разгром. Противоречия и убеждения расформатируют веры шаблон».

К концу трека мы понимаем, что, как бы ни было тяжело, герой всё же принял решение. Вот только признавать свои ошибки, особенно после всего, что ты видел и пережил на войне, после стольких потерь и страданий, крайне нелегко. Всё оказалось бессмысленным. Поэтому Отпусти– десятая песня концепта – вновь погружает нас в гнетущую атмосферу melodic death metal, правда, не без элементов industrial. И здесь в вокале мы уже практически не слышим прежних эмоций, а если агрессия и сохраняется, то лишь как проявление отчаяния и горечи поражения. Машины победили, а все человеческие идеалы вмиг рухнули, обнажив до сих под скрытую за пеленой упрямства и лжи истину – страдающую от людского эгоизма планету. 

«Правда твоя! Не сберегли от людской эгоизмом наполненной Чаши Зла».

Настало время встретиться с Создателем.

Герой сделал свой выбор. Жизни на другой планете, в идеальном мире он предпочёл воссоединение со всей Вселенной. Теперь он – звёздная пыль, блуждающая по просторам космоса, отзывающаяся на Эхо далёких планет. Две с половиной минуты коды 1 с чисто инструментальной партией синтезатора, настроенного под фортепьяно, казалось бы, выбиваются из общего стиля концепта, несмотря на присутствующую в нём лирическую составляющую. Однако Digimortal не в первый раз практикуют завершение альбома подобной кодой. Вышедший в 2010 году «Парад мёртвых планет» заканчивает похожая по стилю кода Кассиопея. Особенностью же заключительного трека «Создателя» является его инструментальность. Он не содержит вокала, тем самым предоставляя нам полный простор для воображения и догадок о судьбе героя. 

А какая судьба ждёт нас? Киберпанк или эко-футуризм? Декаданс или процветание? Человек или(и) машина?

Автор иллюстраций: Jerboa.




Примечания

  1. Кода – завершающий элемент музыкального произведения, как правило, звучащий в его главной тональности, содержащий его основные темы или представляющий собой некое музыкальное послесловие.

Стольный киборг