Дом для призрака

Теплый солнечный городок, существующий на границе времен — Сан-Джуниперо («Черное зеркало». Сезон 3, эпизод 4). Данное место — не что иное, как имитация реальности, вместилище сознания умершего человека, дающее ему новую, вечную жизнь, становящееся домом для призрака.

Кто такие призраки?

Это не дружелюбные приведения, подобные Касперу, и не жуткие субстанции, желающие нашей крови. Призраки — это видения, образы, духи умерших людей, которые застряли между нашим и потусторонним миром, ложась на наши плечи мертвым грузом.

В «Дилемме призрака» Квентин Мейясу отмечает, что смерть их так ужасна, что мы не можем её оплакать, получив избавление и безмятежную связь с умершими. В самом деле, невозможно смириться с тем, что в мире постоянно происходят войны, умирают дети, совершаются теракты. Все эти смерти бессмысленны, не завершены, поэтому призраки всегда рядом с нами, причем именно мы не отпускаем их.

Дилемма призрака состоит в выборе, который мы совершаем при встрече с такого рода скорбью: принять религиозную или атеистическую позицию. Если предположить, что Бог существует, это дает веру в то, что есть иное существование, другой мир, в который попадет умерший мученик, но при этом невозможно смириться с Богом, который настолько жесток, что способен убивать детей и допускать геноцид. Если же Бога нет, то пропадает всякая надежда на какое-либо продолжение, и смерть абсолютно безысходна…

В итоге, ни тот, ни другой подход не могут дать утешения, и Мейясу, включая лучшее от этих двух концепций в свою теорию, делает следующий шаг, заявляя, что Бог еще не существует. Бога нет, и он не приходит очень долго, но когда он придет — решится дилемма призрака и духи умерших не будут больше ходить рядом с нами.

Бог решит дилемму призрака, но это не обязательно должна быть какая-то мистическая сила, пришедшая извне. То, что решит дилемму призрака, будет Богом, так почему бы не предположить, что мы сами можем сотворить нечто, способное даровать нам спасение?

Сан-Джуниперо — это некое облако, в которое человек может загрузить свое сознание после смерти, быть молодым, быть живым и делать всё, что ему заблагорассудится.

Если подобную концепцию выкрутить на максимум и сделать посмертное помещение в виртуальное облако обязательным, а не добровольным, как в сериале, подобного рода технология может стать Богом, которого сотворил сам человек.

Конечно, идея загрузки сознания не нова и многократно обыгрывалась в научной фантастике. Однако в данный момент существуют реальные исследования, дающие будущим поколением надежду на то, у них будет возможность собрать ментальный чемоданчик в Сан-Джуниперо. С начала XXI века активно исследуется возможность компьютерного моделирования человеческого мозга (Blue Brain Project) или же загрузка разума в облако при помощи изначальной заморозки мозга с последующей оцифровкой данных (компания Nectome). Последний проект интересен тем, что для исследований необходим именно живой мозг, в отличие от политики фонда Alcor Life Extension, работающего с уже скончавшимися людьми.

Для Nectome не стоит вопрос о последующем «оживлении» мозга: они заявляют, что это невозможно, но, по мнению исследователей, это вовсе не значит, что разум нельзя перенести куда-то вовне, создав компьютерную симуляцию, пусть даже через сотню лет, учитывая развитость технологий.

Добровольцы для исследований уже найдены среди смертельно больных людей, также о своем желании сохранить мозг объявил генеральный директор одного из бизнес-инкубаторов Кремниевой долины Сэм Альтман. Юридически данная процедура фактически будет приравнена к эвтаназии, являющейся законной во многих штатах США.

Сэм Альтман

Облачное будущее, возможно, уже рядом, но даже откинув «убийственную» сторону, остаются вопросы, будем ли это мы или же наша копия, возможно ли существование без телесности, и даже, вспоминая о теологических взглядах, непонятным остается возможность переноса души.

Найдут ли, в конце концов, призраки свой дом?

Стольный супергерой